Conceivia - Russian version


Сила - в принятии решений индивидуально

Капитализм позволяет человеку что-либо менять только при условии, что этот человек богат. Это то, что позволяет капитализму разрабатывать новые технологии. И даже несмотря на то, что он не дает это делать 99% человек, именно капитализм обладает способностью разрабатывать новые технологии, что позволяет ему процветать. Как может процветать такая плохая система? Это происходит потому, что у него есть то, чего не было до настоящего времени у остальных.

Теперь у нас есть система, которая позволяет каждому вносить изменения или создавать новые технологии. Новая система, которая позволяет 100% людей вносить изменения и создавать новые технологии, если они имеют такое желание. Система, которая выявит лучшее во всех людях, а не будет обращаться с большинством, как с мусором.

На схеме ниже изображены 3 разные системы принятия решений. «Голосование путем простого большинства» - это обычная прямая демократия, где каждый человек имеет право голоса и где побеждает большинство. «Консенсус» - это то же, что и «голосование путем простого большинства», с тем отличием, что для принятия решения 100% людей должны быть согласны. «Консенсус» очень часто практикуется в коммунах. «Голосование с использованием очков» представляет новую систему.

Имейте ввиду, что эта схема очень упрощена, для того чтобы облегчить вам понимание. Она не отражает всей картины.

Представьте себе, что вы – инженер. Ваша задача – принимать решения. А теперь представьте, как вы будете себя чувствовать, если появляется босс, который весь день сидит в своем офисе и не знает о проекте либо совсем ничего, либо почти ничего, и перечеркивает все принятые вами решения. Вы чувствуете себя полным дураком. Все ваши размышления были пустой тратой времени. Это то, что, в сущности, говорит вам босс. Инженер гордится своей способностью принимать хорошие решения, но босс растаптывает его гордость. Надо признать, что это происходит со всеми работниками, а не только с инженерами. Это называется микроменеджментом. Вот другой пример. Скажем, вы строите дом. Если ваш босс нависает над вами, указывает, куда забивать каждый гвоздь, как держать молоток, и т.п., что вы будете чувствовать по отношению к своей работе? Думаю, вам захочется протянуть боссу молоток и сказать «вот, делайте сами», разве не так? В действительности, работа продвигалась бы гораздо быстрее, если бы вы делали ее сами. Это тоже называется микроменеджментом. Конечно, не все доходит до такого абсурда, это просто пример.

В результате микроменеджмент демотивирует работника и вызывает сильное возмущение. Это заставляет людей ненавидеть свою работу. Хороший вы работник или плохой, это не важно, в ситуации микроменеджмента все будут работать плохо.

Обратите внимание, как люди не любят, когда им говорят, что нужно пристегивать ремни безопасности. Люди, которые в другом случае одевали бы их, не делают этого в знак протеста. Микроменеджмент происходит в любой ситуации, где есть босс. Это неизбежно. Конечно, одни боссы лучше, другие – хуже. Микроменеджмент определяет размер, которого может достичь компания, организация или общество. У хорошего босса компания будет крупнее, у того, который активнее занимается микроменеджментом – не больше 10 или 20 служащих. В государстве людей может быть больше, но только если они объединены силой. Если бы людям позволили жить свободно, они жили бы свободно.

Итак, большинство людей согласилось бы с тем, что диктатура – это плохо. Мне не нужно вам этого объяснять. США являются государством с представительной демократией, но это также система, в которой имеются руководители, и поэтому здесь тоже есть проблемы, связанные с микроменеджментом. У них есть и другие проблемы, порожденные избирательным процессом. Возможно вы заметили, что избирательный процесс всегда разворачивается вокруг худшего из возможных кандидатов. Что также порождает массовую ненависть и возмущение.

Многие верят, что этого можно избежать путем прямой демократии. Это когда все люди голосуют по каждому решению, вместо того, чтобы избирать тех, кто будет голосовать за них. Многие верят в небольшую разновидность прямой демократии, систему, где требуется полный консенсус по каждому решению. Консенсус означает стопроцентное согласие.

Основной проблемой прямой демократии тоже является микроменеджмент. Даже при условии обязательного консенсуса, проблема микроменеджмента остается. При капитализме все решения принимаются благодаря деньгам, и таким образом удается избежать значительной части микроменеджмента, так что эта система работает до определенного предела. Однако мы говорим о некапиталистической системе, и поэтому нам придется разобраться с проблемой микроменеджмента. Ключом ко всему будет создание системы, которая позволит каждому участвовать в принятии решения.

Некоторые вещи не составляют проблемы; общество, например, может позволить людям взять со склада столько радиоприемников, сколько они хотят. Люди не станут жадными от приобретения радиоприемников. Вокруг них не поднимется споров вроде «мой приемник лучше твоего». Это связано c более насущными ресурсами, используемыми для производства и т.п.

К проблемным областям относятся более дорогие предметы, вроде компьютеров и машин. Все мы хотим иметь самые быстрые, самые дорогие компьютеры, но мы не можем их купить. Как будет приниматься решение о том, какой компьютер вы можете купить? Как мы будем решать, сколько денег вам позволено потратить на свой компьютер?

У каждого из нас свои потребности. Некоторые могут спокойно работать на устаревших моделях с очень низкой скоростью. Другим для выполнения работы требуются самые современные компьютеры, т.к. их работа требует высокой вычислительной мощности. У меня, например, 2 гигабайта ОЗУ на моем компьютере, и этого мне недостаточно.

Я думаю, решением будет что-то в таком духе. Предположим, что у нас есть общество, состоящее из 100 человек. Каждый из этих людей ежемесячно получает $1000 на расходы, но эти деньги принадлежат обществу. Любое приобретение принадлежит обществу, и все могут пользоваться им. Конечно, вначале денег будет гораздо меньше. А теперь сравните это со старой системой, где все деньги складывались в общий кошелек, и общество решало, на что их потратить. При старой системе все было подчинено микроменеджменту. И решение приобрести мой компьютер с 2мя гигабайтами ОЗУ принадлежало бы обществу. Возможно, я и сам был неуверен в своем решении, но при старой системе мне пришлось бы убеждать в его правильности еще и все общество.

При новой системе, я сам принимаю решение. Никакого микроменеджмента. Это мое решение. Каждый в обществе свободен пользоваться компьютером, но это будет компьютер, предназначенный для конкретной работы, с определенным программным обеспечением. И, поскольку это мое приобретение, я буду контролировать программное обеспечение и правила пользования, до тех пор, пока эти правила законны.

Особенности данной системы еще не определены в точности. Нам предстоит еще многое обдумать и обсудить. Большинство людей, которые видели наш сайт, говорят, что это плохая идея. Это совсем не значит, что идея плохая. Большинство думало, что создание самолета тоже было плохой идеей, как, впрочем, и многие другие изобретения. Почти все хорошие идеи принимались большинством за плохие. И поэтому мы не можем полагаться в своих решениях на мнение большинства. Мы должны сделать так, чтобы каждый мог принимать решения индивидуально. Мы должны сделать так, чтобы мечтатель мог осуществить свою мечту. Одним из вариантов этой идеи может быть система голосования с использованием очков. Она работает где-то так. Каждый человек получает по 10 очков в день, всего можно собрать 10 000 очков. На каждое решение можно потратить максимум 20% очков. Так что человек может потратить до 5 000 очков на одно решение, если оно так уж важно для него.

В результате создается такая ситуация, когда людям приходится определить, насколько важно им то или иное решение. Имеет ли для вас значение, играет или нет рок-музыка в машинном зале? Имеет ли для вас значение, в какой цвет покрасят стены здания, в котором вы никогда не были? Если нет, то вы и не голосуете. Вы сохраняете свой голос для вопросов, которые для вас действительно важны. Многие решения не являются окончательными. Конечно, если стена уже покрашена, это решение окончательное, но вопрос, будет ли рок-музыка звучать в машинном зале, является открытым. Люди могут голосовать в любое время. У нас есть компьютеры, чтобы отслеживать такие вещи.

Возможно, вы будете выбирать, сколькими голосами можно «рискнуть», начав обсуждения, но если вам никто не противостоит, вы не потеряете ни одного голоса. Вы теряете их только тогда, когда есть противоположные мнения. Чем больше вы говорите с людьми, прибегаете к компромиссам, сглаживаете разногласия, тем большей избирательной силой вы обладаете. Эту систему можно сравнить с наказанием ребенка. Если вы шлепаете ребенка каждый день, он становится менее восприимчивым к этому. Если же вы делаете это где-то раз в месяц, то эффект будет гораздо более ощутимым.

Люди, которые хотят держать все под контролем, могут голосовать по каждому вопросу. Каждый раз они будут тратить очки, и поэтому никогда не смогут отдать за каждый вопрос больше 10 очков. Мечтатель может отдать 2 000 очков за решение, и это, возможно, заставит других остановиться и подумать: «раз он так уверен, может, нам следует прислушаться к его мнению».

Я уверен, что никакая система не будет работать, если она не позволяет каждому индивидуально принимать решение.

В наши дни существует много сформировавшихся и формирующихся обществ типа коммун. Многие используют системы голосования путем простого большинства или путем консенсуса, и страдают от этого. Вот пример того, до чего может дойти подобная система.

Если посмотреть на амское общество (разновидность меннонитов), то мы увидим, что они голосуют, принимать или нет новые технологии. В результате они живут вчерашним днем, до сих пор управляя телегами, запряженными лошадьми. Многие религиозные общества существуют уже сотни лет. Я не знаю, существуют ли амские коммуны, но у меннонитов они точно есть. У израильтян тоже часто встречаются коммуны. Их система принятия решений почти работает. Она сталкивается с трудностями при росте населения, как вы, возможно, догадались. Меннониты приспособились к этой системе тем, что удерживают размер коммун в пределах 150 человек или около того, и затем, отделяются и образуют новые коммуны.

Моя система, теоретически, не будет подвергаться ограничению численности. Теоретически, она будет прекрасно функционировать и с миллионом человек. В небольшом обществе для управления системой голосования компьютерная программа, вероятно, не понадобится. Там, скорее всего, будет использоваться ее упрощенный вариант. Я знаю, что люди хотят иметь вещи, но они устают от приобретенных вместе с вещами долгов. К вопросу о непредусмотренных вещах. Помните, что вы можете потратить только 20% очков по каждому вопросу. Вот к чему это было. Предположим, вы начинаете с 1 000 голосов. Вы потратили 20%, так что теперь у вас 800 голосов. Подходит новый вопрос, вы тратите 20%, теперь у вас остается 640 голосов. Подходит новый вопрос, вы тратите 20%, теперь у вас остается 512 голосов. Подходит новый вопрос, вы тратите 20%, теперь у вас остается 409 голосов. После 8 решений у вас останется 209 очков.

Хотя умные люди не будут голосовать таким способом. Они не будут настолько убеждены каждый раз. В любом случае, большинство этих вопросов будут бессмысленными для вас. Если вы будете собирать очки в течение года, вы сможете собрать всего 3650 очков. Ваш предел 10 000. Разумеется, вы не хотите потратить их все сразу! Я подозреваю, что около 30% людей будут достаточно сообразительными, для того, чтобы удерживать уровень голосования на 2 000 очках или больше. Возможно, где-то 10% их перекроют. И, наверное, тоже около 30% будут удерживать уровень голосования менее чем на 500 очках. При таком распределении голосов неожиданный вопрос никогда не станет проблемой. Никто не сможет провести какое-нибудь решение без ведома других людей. Возможно, что-то и получится сделать украдкой, но таких вопросов будет совсем немного.

В действительности, большинству людей не нужен Феррари или Мерседес. Возможно, они хотели бы раз в жизни посидеть и поуправлять таким автомобилем, но не иметь его. Помните, что эти вещи доступны для пользования каждому. Никто не скажет: «Моя машина лучше твоей», потому что вы тоже можете пользоваться этой машиной. В обществе из 100 человек, у нас будет где-то от 5 до 10 машин. Люди не будут так заинтересованы в том, чтобы тратить деньги на автомобиль, когда в обществе будет уже достаточно автомобилей.

Людям, которые захотят чем-то похвастаться, потребуется найти что-нибудь другое, на что потратить свои деньги. Например «Я вложил деньги в эту роботизированную руку, которая выполняет работу 3х человек». Или, может быть, кому-то надоест слушать это, и он скажет: «Я вложил свои деньги в разработку наших собственных роботизированных рук, и теперь где-то через 3 месяца мы будем производить их массово».

Я думаю, у нас останется разнообразие, но это будет не пустое разнообразие. Все машины будут высшего качества. Конечно, все еще останутся спортивные машины и мини-фургоны, но уже не будет деления на хорошие машины и рухлядь. Все еще останутся различные модели кузовов, но двигатели и внутренние детали будут одинаковыми. Я говорю об автомобилях только в качестве примера, на самом деле, я думаю, что они исчезнут достаточно быстро.

То, что мы ничем не будем обладать индивидуально (кроме таких вещей, как, например, зубные щетки), будет означать, что нам не придется задумываться над распределением вещей. Разрешение на свободные траты, возможно, окажется временной вещью, а может, нам придется сохранить эту систему, даже когда мы будем производить все сами для своих нужд. Мы знаем только то, как люди действуют в капиталистической системе, в другой системе они будут действовать по-другому, и мы не знаем в точности, как это будет. Когда изобретатель хочет что-либо изобрести, ему нужно дать себе достаточно времени и изобретать это. Некоторые изобретатели были настолько удачливыми, что имели свои собственные компании, как, например, Томас Эдисон.

Многие думают, что Томас Эдисон был чем-то вроде самого лучшего изобретателя, но в нем не было ничего такого необычного по сравнению с другими. Он не был необычайно продуктивным, он был вполне заурядным изобретателем. То, что отличало Эдисона от других изобретателей, так это то, что у него была своя компания. Вот и все. Он не только мог проводить все свое время за изобретениями, но мог и приказывать другим делать вещи для него.

Томас Эдисон был на грани истощения, когда ему просто повезло. Сломался аппарат, и Эдисон случайно оказался рядом и смог его починить. Это удачное стечение обстоятельств свело его с нужным человеком, и вскоре он заработал огромную сумму денег.

Многие изобретатели никогда не встречают нужных людей, и поэтому никогда не могут открыть собственную компанию. У многих людей, создающих идеи новой продукции, их идеи либо просто крадут, либо им приходится продавать их за копейки и оставаться без денег, не имея возможности управлять своим временем.

Если бы Томас Эдисон жил в коммуне, ему едва ли удалось бы хоть что-нибудь изобрести. Он бы все свое время работал на коммуну. Если бы Томас Эдисон пришел в коммуну и сказал, что хочет проводить свое время над созданием лампочки, над ним бы просто посмеялись и сказали, что это невозможно. Вы помните, что в обычных коммунах требуется убедить от 50 до 100% людей в том, что идея хорошая.

Так что нам придется сделать так, насколько это возможно, чтобы люди могли сами выбирать, как они будут работать. Мы можем требовать небольшого количества их времени для выполнения необходимой работы, но мы должны предоставить им свободу в принятии решения о том, на что они будут тратить основной объем своего времени.

Я думаю так. Люди будут работать 10 часов в неделю над необходимыми заданиями. Компьютер будет выдавать эти задания случайным образом, и они будут чередоваться. Компьютер будет также обрабатывать информацию об обмене заданиями с некоторыми отклонениями в соотношении часов. Потом, я думаю, возможно, еще 5 или 10 часов в неделю пойдут на работу, требуемую от вас другим людям. Те, кого не будут об этом просить, будут выполнять задания, которые назначит компьютер. Это позволит людям получить помощь в работе над каким-либо проектом, даже если сам помощник в него не верит. Например, я раньше много экспериментировал над получением метана. Я мало что понимаю в биологии, но при данной системе я мог бы попросить биолога мне помочь. Я мог бы использовать знания этого человека и выяснить то, что мне необходимо. Или если кто-то хочет сделать пластиковую деталь, но ничего не знает о пластиковых формах, он мог бы попросить меня помочь, и я бы сконструировал для него деталь высокого качества, для которой легко было бы сделать форму, потому что я знаю, как это делать.

Мы собираемся создать тесно взаимодействующее окружение. Место, где изобретатели легко могли бы управиться со своими делами. Другие будут вовлечены в производственный процесс, чтобы производить вещи, созданные изобретателями. Другие будут вовлечены в продажу этой продукции, чтобы вносить в общество деньги, для того, чтобы мы все могли жить лучше. Я думаю, что ключом к осуществлению всего этого является свобода. В этом вся система принятия индивидуальных решений.

Не забудьте просмотреть Объяснение уровня роста, чтобы увидеть, как мы осуществим это всего за несколько лет.

E-mail:





HomeAbout usStoreEducationScienceMembersCommunityWorkInternal


Creating the Society
of the Future

Creating the Society
of the Future

Empowering the people with equality, direct democracy, and freedom

Empowering the people with equality, direct democracy, and freedom